link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84 link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117 link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149

Кандидат в депутаты городской думы Тюмени, инвалид 1 группы Евгений Фищенко отмечает день ВДВ

Сильные духом | пятница, 02 августа | 460


Несмотря на потерянное в армии здоровье, бывший десантник не в обиде на войска «дяди Васи»

Автор — Сергей Суразаков (фото автора).

В гости к Жене я заглянул сегодня в 11 утра. Накануне созвонился с его мамой, Верой Алексеевной, и предупредил о своём визите. Сержант Воздушно-десантных войск, не дослуживший срочную военную службу до законного дембеля в 2009 году каких-то пары месяцев из-за травмы шейного отдела позвоночника, полученной на тренажере предпрыжковой подготовки на полковых учениях в Костроме, видно, только что проснулся.

- Мам, нагни, — просит он мать, сидя в кресле, откинув голову на подушки. Мама бережно берёт его двумя руками за спину и грудь и нагибает вперёд так, чтобы голова оказалась чуть ниже колен.
- Давление у него низковатое, — поясняет она, — поэтому голова кружится…

Управлять телом самостоятельно Евгений не может. Оскольчатый перелом пятого и шестого шейных позвонков привёл к размозжению спинного мозга и полному параличу. После операции в Германии, на которую областной бюджет под судебным прессом «Справедливой России» выделил 87 тысяч евро, Женя научился подтягивать руки к подбородку, пользоваться пультом дистанционного управления и обходиться с ноутбуком без посторонней помощи. О прогулках на свежем воздухе пусть даже в инвалидной коляске, но одному — он пока только мечтает. На улицу его носят родители.

- Может быть, о и сам бы научился ездить на коляске, — говорит мать, — да она, во-первых, тяжеленная, а, во-вторых, у нас лифт часто выходит из строя (Фищенко живут на восьмом этаже многоквартирной панельной «девятины» — Авт.): спуститься вниз на лифте иногда получается, а обратно домой Женьку на руках затаскиваем. А бывает так: проверишь — лифт работает, одеваемся на дачу или в город съездить, выходим — лифт стоит. Всё, разворачиваемся, прогулка закончена.
- Да и пандусов на первом этаже я что-то не увидел, — замечаю Вере.
- Обращались в наш ЖЭУ — просили сделать откидной пандус от лифта до улицы — отказали. Две недели назад, правда, приходила девочка из социального департамента по программе «Доступная среда» для инвалидов, так вроде как пообещали сделать.

Тяжело Вере. Когда с сыном случилась беда, ей пришлось оставить работу фельдшера в здравпункте завода «Нефтемаш», на котором она провела 25 лет, и превратиться в сиделку «с окладом» 1380 рублей в месяц — такова пенсия по уходу за лежачим больным. Муж Николай, Женин отец, оператор-газификатор онкодиспансера приносит домой ежемесячно 15 тысяч рублей. Пенсия Евгения по инвалидности — около 13 тысяч. Достаток семьи Фищенко подсчитать нетрудно. У старшего сына — своя семья.

После армии Женя мечтал стать предпринимателем, уехать в Салехард к родственникам, и там открыть своё дело. Какое — точно не знал, но помнил, со слов близких, что там у людей денег больше, а конкуренции меньше. Не срослось…

Теперь на горизонте у двадцатичетырёхлетнего инвалида замаячила призрачная надежда стать депутатом Тюменской городской Думы. Женя почему-то всерьёз уверовал, что избиратели выберут именного его, и потому стал упорно готовиться к предстоящей нелёгкой миссии народного избранника. Изучает муниципальное право, штудирует областное и российское законодательство, по большей части, конечно, касающееся здравоохранения граждан, в целом,  и обеспечения инвалидов, в частности. Читает труды русского философа Ильина.
- Унизительно чувствовать себя человеком третьего сорта, — признаётся он. — Поездил по российским реабилитационным центрам для инвалидов, повидал, как там людей гробят. В Пятигорске, например, щели в окнах с палец толщиной, лечения никакого, кормят кое-как, а цены выше, чем у нас в Тараскуле. А когда побывал в Германии и посмотрел, как там инвалиды живут, какое там бережное к ним отношение — стало обидно за державу! Будем исправлять ситуацию на родине, — твёрдо заключил Фищенко.

- Женя, день ВДВ считаешь своим праздником?
- Конечно! Мама, где мой берет и тельник? Принеси, пожалуйста…