link750 link751 link752 link753 link754 link755 link756 link757 link758 link759 link760 link761 link762 link763 link764 link765 link766 link767 link768 link769 link770 link771 link772 link773 link774 link775 link776 link777 link778 link779 link780 link781 link782 link783 link784 link785 link786 link787 link788 link789 link790 link791 link792 link793 link794 link795 link796 link797 link798 link799 link800 link801 link802 link803 link804 link805 link806 link807 link808 link809 link810 link811 link812 link813 link814 link815 link816 link817 link818 link819 link820 link821 link822 link823 link824 link825 link826 link827 link828 link829 link830 link831 link832 link833 link834 link835 link836 link837 link838 link839 link840 link841 link842 link843 link844 link845 link846 link847 link848 link849 link850 link851 link852 link853 link854 link855 link856 link857 link858 link859 link860 link861 link862 link863 link864 link865 link866 link867 link868 link869 link870 link871 link872 link873 link874 link875 link876 link877 link878 link879 link880 link881 link882 link883 link884 link885 link886 link887 link888 link889 link890 link891 link892 link893 link894 link895 link896 link897 link898 link899

Алексей Шлямин: «Я найду тебе роль, Серёга». Заслуженный артист РФ собирает театральную труппу

Цирк | пятница, 05 июля | 330

Автор — Друг.
(фото Сергея Русанова)

...Прямой эфир Анатолия Омельчука с лидером тюменских "справедливороссов" Владимиром Пискайкиным по итогам весенней сессии облдумы подходил к концу. В кабинете заместителя директора ГТРК "Регион-Тюмень" Юлия Шакурская уже добивала беседу с бывшим комсомольским другом ранней юности из 41-ой школы, когда дверь распахнулась, и на пороге возникла фигура известного артиста.

- Суразаков, пьёшь?! — гаркнул бестактно Шлямин во всеуслышание, глядя на мою рюмку, любезно наполненную перед эфиром приличным коньяком самим А.К.О.
- Пью, как видишь, — ничуть не смутившись, бросил в ответ лицедею журналист.
- Пойдём со мной, у меня — есть, — неожиданно предложил "адъютант" из сериала "Жуков". — Будем пить вместе!
- О, и правда, Серёжа, — вставила Юля, — иди уже с Лёшей, а то у меня ещё дел за гланды...
Сказать просто, что я люблю Шлямина — это не сказать ничего. Шлямин — это моя несбывшаяся мечта. Поэтому я с удовольствием последовал за ним в близлежащее кафе, где, как оказалось, его знают и любят не меньше моего.

Предыстория же моей любви к этому одарённому типу такая.

В далёком 1988 году новобранцев Свердловского СВУ, всех без исключения, обязали выбрать по душе спортивную секцию, факультатив и кружок.  Я записался сразу в три места: на бокс, на литературу и в СТЭМ — Суворовский театр эстрадных миниатюр. Такой вот, казалось бы, не сочетающийся «коктейль» начал взбиваться в моём «блендере» с первого курса кадетки. Успехи, к удивлению, в этих видах «произвольной программы» оказались столь значительными, что к выпуску физрук, капитан Смирнов — он же тренер по боксу — предложил поступать в Ленинградский военный институт физической культуры; утончённая и духовно-обнажённая Любовь Литер-Артуровна настаивала на факультете военной журналистики Львовской военно-политической бурсы; ну а художественный руководитель СТЭМа, старший лейтенант Дронь, так и вовсе сказал: «Серёжа, какая армия?! Тебе в театральное училище надо. У тебя — талант».

Старший лейтенант Дронь умел убеждать. Он был не просто нашим худруком из политотдела, знакомым с системой Станиславского, а ещё и гипнотизёром, и телепатом, и экстрасенсом, и целителем. Кроме шуток, одним движением руки он успокаивал головную боль или снимал дискомфорт в желудке суворовца, вызванный комбижирами затейливой суворовской кухни.

Короче, Патрон алой Мельпомены тайком сунул мне адрес театрального училища имени Щукина в Москве, и, загипнотизированный, я написал туда письмо. Каково же было разочарование, когда из условий приёма выяснилось, что вступительные экзамены там начинаются раньше, чем у нас заканчиваются выпускные...

В итоге, суворовец Суразаков выбрал стезю военного журналиста. Однако, генералом от "Красной Звезды" он не стал, чемпионом мира по боксу — тоже, а из всех его "театральных постановок" Тюмень запомнила только "Аукцион тайных желаний" в ночном клубе "Арлекин".

"C'est la vie", — как говорят французы, наша жизнь наполнена несовершенствами...
Были, конечно, в моей жизни яркие художественные импровизации, такие, например, как общественно-политическая организация "Путинцы", но и она, оказавшись анекдотом-трагифарсом, к сожалению, не сыскала ни всеобщих народных оваций, ни театральных наград, ни государственных премий.

А вот полюбить талант Шлямина — искренно и страстно — мне не мог помешать никто, даже собственные несовершенства. Всё, за что бы он ни брался, вызывало во мне щенячий восторг. Будь то роль Бабы Яги в "Ангажементе", или творческая "халтура" на праздничном журналистском корпоративе под эпическим названием "Бал прессы", или убедительная игра в "доктора Фельдмана" в "Правде о щелпах" Алексея Мурадова, отмеченная, к слову, общей с Леонидом Окуневым премией на "Кинотавре" в середине "нулевых".

- Лёха, какая кошка между вами пробежала? — спрашиваю Шлямина на пятой-шестой (да кто их там считал?) рюмке «французского» пойла голышмановского розлива. — Почему ушёл из "Ангажемента"? Отчего разорвал с Окуневым? Что случилось?
- О-о-о, — многозначительно тянет актёр, — это трагическая история. Понимаешь, старик, накануне получения "заслуженного" у меня хватило наглости пойти в наше правительство и попросить для себя и своей семьи трёхкомнатную квартиру. Мне пообещали дать. И таки выделили хату — на "Ангажемент". А Лёня, то есть Леонид Григорьевич, отдал её другой семье.
- Почему?
- Не знаю. Это, старик, ты у Окунева спроси...

Найти мобильный номер Леонида Окунева оказалось несложно.
- Леонид Григорьевич, — спрашиваю по телефону на другой день директора молодёжного театра, — из-за чего вы со Шляминым поссорились?
- А мы поссорились? — с лукавинкой в голосе переспрашивает «Паниковский».
- А разве нет? Обидели люто: отдали его квартиру другим людям…
- Правительство выделило квартиру муниципальному театру, — посерьёзнел Окунев, — и нигде не было написано, что она предназначается Шлямину. Лёша обиделся? — это его проблемы. Ушел из театра? — я никого не держу насильно. Впрочем, с чего вы взяли, что мы поссорились? Мы виделись с ним в мае на «Мосфильме», поздоровались, руки пожали друг другу…

Что ни делается, всё — к лучшему. Говорят, что в обновлённом ДК «Нефтяник», когда он распахнёт свои двери публике, будет много нового, в том числе — театр эстрадных миниатюр. Также говорят, что художественным руководителем в нём будет Алексей Шлямин. Заслуженный артист осторожничает: не подтверждает и не опровергает эти слухи. Он обнадёживает: «Если театр откроют, я найду тебе роль, Серёга»…