link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168 link169 link170 link171 link172 link173 link174 link175 link176 link177 link178 link179 link180 link181 link182 link183 link184 link185 link186 link187 link188 link189 link190 link191 link192 link193 link194 link195 link196 link197 link198 link199 link200 link201 link202 link203 link204 link205 link206 link207 link208 link209 link210 link211 link212 link213 link214 link215 link216 link217 link218 link219 link220 link221 link222 link223 link224 link225 link226 link227 link228 link229 link230 link231 link232 link233 link234 link235 link236 link237 link238 link239 link240 link241 link242 link243 link244 link245 link246 link247 link248 link249 link250 link251 link252 link253 link254 link255 link256 link257 link258 link259 link260 link261 link262 link263 link264 link265 link266 link267 link268 link269 link270 link271 link272 link273 link274 link275 link276 link277 link278 link279 link280 link281 link282 link283 link284 link285 link286 link287 link288 link289 link290 link291 link292 link293 link294 link295 link296 link297 link298 link299

Федора — русский крест

Между главами | вторник, 25 июня | 539

Вчера был день Святого Духа.

Поехал к родственникам в глубинку. Там накрыли стол: окрошка, пельмени, медицинский спирт во флакончиках по 100 миллилитров. Цена одного флакончика — 28 рублей. В магазинах не продается, но у каждого — по коробке.

Спирт развели ледяной водой из освященного колодца, "журавль" которого маячит окне.

Я — за рулем, я — только чай.

- У тебя фотоаппарат с собой? — спросил мой двоюродный брат.

- Конечно.

- Поехали, съездим в деревню Киселёво.

- Зачем?

- А пусть им станет стыдно.

- Кому?

- Детям.

Двоюродный брат рассказал мне про бабушку Федору — Федору Степановну Колосову. Ей 86 лет. У нее пять дочерей — Людмила, Валентина, Зоя, Галина, Тамара и сын Виктор.

Сын уехал и потерялся, дочери живут в этой же деревне, где и мать их Федора.

- Ты посмотри и сфотографируй, как она живет, — попросили меня все, кто был за столом.

Собрали пакет с едой, поехали.

Двенадцать километров по грунтовке, мы в деревне Киселёво. Восемьдесят лет назад это была самая большая деревня в округе. Там и сейчас есть сельсовет. Десятка два домов и среди них один — с трехцветным флагом.

Дом Федоры в самом начале деревни, адрес: улица Мира,1. Около дома трава, по которой никто не ходил.

Федора жива:

Что рассказала нам бабушка?

То, что пенсия у нее 15 тысяч, но 12 из них забирают дочери на почте. Ей дают только 3 тысячи.

То, что государство выделило ей квартиру за 1 миллион 200 тысяч рублей, но квартиру дочери оформили на внучку, а ее из этой квартиры вывезли обратно в деревню.

То, что кормят её баландой. Ударение в слове баланда она делает на третьем слоге, как принято было в сибирских лагерях.

То, что паспорт и все остальные документы дочери у нее забрали, и в больнице ее теперь не принимают.

То, что дочь Зоя помогала ей и приходила, но сама обезножила и слегла. Сейчас к ней ходят чужие люди. Охапку дров принесут, надо дать 50 рублей. Воды ведро принесут — надо снова дать 50 рублей.

И еще рассказала, что собирала себе на похороны деньги, но дочери их нашли и забрали.

Мы пробыли в доме Федоры около сорока минут. Все сорок минут она плакала.

Вот её двор:

Её печь:

Её холодильник:

Её вчерашний праздничный обед:

Её награды:

Её бывшая большая семья:

Дом её дочери, которая управляет её финансами:

Дом Федоры:

Мой двоюродный брат специально разыскал в Верхней Тавде редакцию газеты "Тавдинская правда". Мой брат очень верит в силу газетного слова. Он хочет, чтобы хоть кто-то обратил внимание на сегодняшние мытарства  бывшей лучшей доярки Тавдинского района Свердловской области. Он предлагал увезти и привезти корреспондента, но деревня находится слишком далеко от центра района. Журналисты ответили, что они бы и рады помочь, но у них много другой работы, однако адрес записали и обещали заглянуть в деревню при случае.

- Я сестрам сказал, что обратился в редакцию газеты. Бабушку Федору целую неделю после этого кормили горячим супом, а потом видят, журналистов нет, никого нет, и всё пошло по-прежнему, — говорил мне брат, когда мы поехали обратно.

- Наверное, я тоже ничем не смогу ей помочь, — честно признался я брату.

- Ну, хоть снимки опубликуй  в интернете. Там же миллионы людей, вдруг кто возьмет и скажет дочерям: что же вы делаете, это же ваша мать!

- Разве что Дух Святой им скажет.

- И он пусть сделает им замечание.

Держа левую руку на руле, другой рукой я сделал два быстрых движения надежды — вверх вниз и справа налево.

Путник.

Деревня Киселево находится буквально на границе Тюменской и Свердловской области по ту её сторону.

Для нас, тюменцев, эта деревня "чужая". Она — за чертой. Только вот судьбы умирающих стариков — за черту из сердца не выкинешь.